КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
 
5 6 7 8
 
 
9 10
 
11
12 13 14 15 16 17
 
18
19 20 21 22 23
 
24
 
25
26 27 28 29 30 1 2
Выставки и фестивали Соревнования
добавить событие
СООБЩЕСТВО
ИНТЕРАКТИВ
ГОЛОСОВАНИЕ
Как вы готовите технику к сезону?

Испытание пробегом

Чем ближе к Уральскому хребту, тем меньше цивилизации и больше трудностей на пути. (Продолжение истории о пробеге Рыбинск-Салехард. Первую часть повествования читайте в предыдущем номере).

ЧЕРЕЗ ТАЙГУ ПО УЖД
14 марта шел 11 день пути, общий пробег из Рыбинска составил 1350 км, это около трети всего маршрута. Трасса на Усть-Нем снежная, укатанная… Но на 27 км на «Атаке» разлетается в клочья центробежник. Это удивило, ведь до сих пор серьезных поломок не было. Но железо есть железо…
Пока шла замена, подъехал местный охотник. Его «Бурашка» пробежал с 1990 года 75 000 км, причем мотор он поменял лишь год назад. По его мнению, «Буран» – самая надежная машина, и менять на другую модель не собирается.
В Усть-Неме (80 км от Усть-Кулома) заехали к местному предпринимателю Николаю Игнатову, который занимается лесом и имеет магазин в крупном поселке Югыдъяг. Он высказал две вещи: плохую и хорошую. Хорошую – по трассе узкоколейки расчищено 50 км, а плохую – дальше мы вряд ли проедем: очень глубокий снег. Нам же надо преодолеть около 120 км по тайге до поселка Якша. Без посещения этого поселка дальше дороги нет – только там, в дирaекции заповедника можно получить пропуск в Печоро-Илычский заповедник, через который проходит так называемый сибиряковский тракт через Уральский хребет. Других путей нет, по крайней мере для проезда на снегоходах.
Действительно, 50 км катились по отличной дороге, которую расчистили по насыпи бывшей УЖД – узкоколейной железной дороги. Рельсы сняли в 1990-х, но насыпь поддерживают для вывоза леса на машинах, это основной источник дохода большей части населения. А вот после 50-го км началась борьба за каждый километр…

БИТВА ПОД НЕМОМ
Как и предрекал Николай, в снегу выше пояса проваливался даже Patrul SWT без саней. Поэтому изменили тактику: сначала пустыми снегоходами прокатывали путь, а потом ехали с санями. Так пробили 10 км до обозначенной избы, где оставили сани, Tiksy и Tayga SE, и Аркадий с Романом поехали вперед. Два других участника остались в избе налаживать быт, готовить сытный ужин. Однако этому ужину выпало быть съеденным далеко за полночь: у группы разведчиков кончился бензин, и оставшиеся полтора километра до избы Аркадий шел пешком в полной темноте, проваливаясь по колено в снег. Роману в этой ситуации повезло больше – в том месте, где кончился бензин его снегохода, «случилась» избушка с исправной печкой.
15 марта (12 день пути). С утра загрузились и по проторенным накануне следам переместились к следующей отмеченной на карте избе, пройдя 22 км. Это своеобразный рекорд по минимальному пройденному за день пути.
Изба, стоящая на берегу Нема, оказалась большой. Можно ходить в полный рост, имелись четыре кровати с матрацами, в наличии весь ассортимент вещей, необходимых для жизни: пила, топор, посуда и даже охотничьи лыжи, которым воспользовались при постройке моста через Нем. Решено было забазироваться в этой избе, построить мост и пробивать дорогу дальше. Движению вперед может помешать только дефицит бензина – расход на глубоком снегу возрос в полтора раза, к тому же из-за возвратов каждый пройденный километр вперед фактически равен трем километрам. Вечером для связи впервые использовали спутниковый телефон.
На 13 день пути основательно подморозило (-18), но снега меньше не стало. В избе комфортно, просушили все вещи. Мини-группа Аркадия и Романа опять поехала на разведку и торить путь. Пройдено 11 км до следующей избы, от которой начался буранный след.

ПО «БУРАНКЕ»
Движение по «буранке» оказалось не таким беспроблемным, как надеялись, сидя в теплой избе: снегоходы местных охотников уже «Тайги» и след часто проходил между узко растущими деревьями. А слалом в объезд по глубокому снегу отнимал время, и даже Patrul с 600-миллимитровый гусеницей не мог тянуть груженые сани и зарывался. Пошла в ход бензопила, веревки. На обширном болоте след совсем перемело и поиск пути тоже отнял много времени. В итоге таежные 25 км до выхода на лесовозную дорогу заняли полдня. Оставшиеся 40 км до поселка Якша шли под угрозой окончания горючего, но дотянули. За день пройдено 64 км, общий пробег из Рыбинска составил 1580 км.
В поселке Якша, крайней юго-восточной точке республики Коми, у подножья Уральских гор расположена администрация Печоро-Илычского государственного природного биосферного заповедника. Здесь нужно получить пропуск для проезда по территории заповедника по старому Сибиряковскому тракту (проложенному во времена царствования Екатерины), единственному в этих краях пути через Уральский хребет. Неподалеку расположено плато Маньпупунер, на котором высятся столбы выветривания, занесенные в книгу чудес России. В планах экспедиции добраться до этого крайне труднодоступного места.
Целый день 18 марта посвятили подготовке к самому сложному участку маршрута, когда в автономном режиме предстоит пробыть от 7 до 10 дней. Главная проблема – бензиновая, нужно обеспечить машины горючим в расчете на 400 км для самых тяжелых условий, это более полутонны.
РАКЕТНЫЙ ПРИНЦИП
Столько нам не свезти, да и тары нет. Единственный выход – использовать принцип космических кораблей, когда первая ступень с горючим отделяется, а весь остальной корабль летит дальше. У нас роль первой ступени должна сыграть «Газель» Александра, водителя из «пожарки». На ней решено забросить бензин в последнюю деревню, куда есть зимник.
В Комсомольске-на-Печоре заправили в баки и бочки в машине около полутора тонн бензина. Не доезжая до райцентра Троицко-Печорска, начался зимник. Сначала до деревни Усть-Илыч он был широкий, но постепенно превращался в однопутный с разъездами для встречного транспорта. В селе Приуральском, большом поселении на берегу Илыча, наш приезд не остался незамеченным: в школе закончились уроки, и машины окружила толпа старшеклассников. Бросилось в глаза, что никто не пытался нас фотографировать на мобильники, как это обычно происходит в центральной России. Просто здесь нет такой услуги связи…
Еще несколько километров – и наш совместный с «бензовозом» путь закончился: дальше деревни Еремеево дорог нет. Переливаем бензин в уже опустевшие баки и еще привязываем на сани пять 50-литро-
вых канистр, которые нам оставил Александр. Общий запас
топлива теперь составляет
880 литров.
В поселке нас принял инспектор заповедника Андрей Богданов, который был в отпуске и как раз собирался на следующий день ехать на кордон. Так что нам в очередной раз повезло: наши пути совпадают и не нужно искать проводника.

ПО СИБИРЯКОВСКОМУ ТРАКТУ
С утра выезжаем в увеличенном составе – Андрей везет на кордон еще двух собак. Через 14 км нерасчищенная дорога кончается – она когда-то вела к деревне Сарьюдин, от которой теперь остался один нежилой дом. Дальше только старый Сибиряковский тракт. Любопытно, что эта дорога, поддерживаемая до Второй мировой войны для почтовой связи, а потом заросшая, до сих пор показывается на картах как «автозимник» и вводит в заблуждение вездесущих джиперов, которые по ней пытаются пересечь Уральский хребет или подобраться к плато Маньпупунер. Так вот, по Сибиряковскому тракту и на снегоходах ехать тяжело. Было бы и вовсе невозможно, если бы работники заповедника не расчищали его для себя. После обильных снегопадов последних дней, ехать было очень трудно, и просто удивительно, как головной снегоход Tayga Patrul пробивал дорогу, имея на сцепке сани с полутонной груза!
По пути встречаются избы, в одной из них попались местные охотники, которые критически осматривали наши снегоходы и сравнивали со своими «Буранами». Народ знающий, и к их оценкам стоило прислушиваться. Потратив на проезд по старому тракту около 7 часов, вырвались к реке Илыч. Хотя путик был промаркирован, попали в наледь и груженые сани сбрасывало с «буранки». Вот мы на кордоне Усть-Ляга, где работает Андрей и откуда нам предстоит штурмовать хребет. Отсюда летом организован пеший маршрут к столбам выветривания, одному из семи чудес России. Зимой же путь непроторен, и нам предстоит
это сделать.

СТОЛБОВОЙ ЭКСТРИМ
До столбов по навигатору – менее 20 км, но проторенной дороги нет. Точнее, поставле-
ны затесы на стволах на пер-
вых 8 км, а дальше надо искать путь среди деревьев на подъеме, а затем по мелколесью. Препятствия – глубокий снег, упавшие стволы, а также ямы, которые выдувает ветер вокруг деревьев.
Базовый лагерь устроили в избе заповедника, что на 25 км выше кордона. Изба стоит на живописном изгибе реки Егро-Ляги и довольно хорошо обжита. Маловата только – на двоих, остальным пришлось спать на полу. Первый день Аркадий и Роман на «Патруле» и «Тайге SE» отправились торить путь. За целый «рабочий день» прошли 10 км и, увидев вдалеке каменные столбы, вернулись. Надо экономить бензин. Дальше решили пробиваться на следующий день все вместе, взяв легкие сани-волокуши с палаткой и едой. Однако погода внесла коррективы: вечер и всю ночь валил снег, который замел следы, пришлось пробивать путь практически с нуля. Уже на подступах к столбам началась настоящая пурга, видимость менее 5 метров. Чтобы не потеряться, ехали с минимальной скоростью, буквально упершись друг в друга.
На самом плато Маньпупунер ветер еще усилился: ни деревьев, ни камней, не считая самих столбов. За одним из них нашли более-менее ровную площадку, где не так дуло. Поставили палатку, привязав ее к снегоходам. Как выяснится позже – правильно сделали: ночью ветер поменял направление и палатку трясло, как осенний лист. Эта ночевка оказалась самой экстремальной. Хотя палатка была рассчитана на зимние походы, в ней развели печку (примус) и спальники были правильные, от жары никто не страдал. Утром метель выдохлась, немного прояснилось и стало возможным провести съемку. Собственно ради чего сюда и лезли.
Обратный путь не был устлан розами – как и опасались, пурга замела все следы. Пришлось пользоваться навигатором, но и он был бессилен, когда надо было решить, с какой стороны объезжать дерево. Приходилось спешиваться и «на ощупь» искать под снегом вчерашний след. Причем каждый невер-ный шаг вел к провалива-
нию по пояс...
Наконец спустились – дорога, как и подъем, отняла практически весь световой день, хотя пройденный путь (около 20 км) кому-то покажется смешным.
Завтра – вперед, на восток, через Уральский хребет. От Рыбинска пройдено более
2000 км, путешествие вступает, как мы надеемся, в завершающую стадию.
 
ЧЕРЕЗ УРАЛ
От избы заповедника, которую мы выбрали в качестве базового лагеря, поехали сначала выше по реке, а затем по Бобровому ручью. Путь по нему торили в общей сложности три раза, но после первого прошло несколько дней, и пурга замела все следы. Никакой просеки здесь нет. Понятно, что движение с гружеными санями стало возможно только по «утоптанному» следу. Шли по ручью, он становился все уже и уже и вот исчез вовсе в небольшом болотце – это и есть перевал, а заодно граница республики Коми и Ханты-Мансийской АО. Прямо от перевала начался спуск по широкому и расчищенному Сибиряковскому тракту, однако радоваться было рано: глубокий нетронутый снег и боковой уклон делал проблематичным проезд даже одиночного разгруженного «Патруля». В ход опять пошла тактика «утаптывания» двумя снегоходами пути, и лишь затем движение всей группы. Неожиданным для нас препятствием стали … лосиные следы, часто попадавшиеся на пути. Дело в том, что после прохода сохатого, след уплотняется относительно окружающего снега, и траектория движения снегохода, попавшего на такой участок, становится непредсказуемой. Впрочем, нет – финалом чаще всего случалась встреча с деревом… На одном участке попался ручей, который тек
под снегом по колее вездехо-
да, и один снегоход попался в
эту ловушку.
На каком-то участке тракта появился старый буранный след, и ехать стало возможно «с первого захода», но потом «буранка» свернула в сторону. Поехали по следам охотников, но след уходил все дальше и дальше от нашего курса. В конце концов, решили вернуться на 10 км и бить целину к устью Арбыньи, где должны располагаться вагончики золотоискателей. Уже в темноте добрались до драги – она оказалась на месте. Виктор Печников расположил нас в отапливаемом балке на четверых – о лучших удобствах и не мечтали. Следующим утром, после осмотра техники отправились дальше. Хотя от вагончиков шла расчищенная дорога на деревушку Усть-Манья, через 9 км свернули на «буранку», которая значительно срезала путь к зимнику. Этот путик сильно перемело на открытых пространствах болот, и путь не был легкой прогулкой. Вот, наконец, и настоящий зимник, первый на нашем пути. Он оказался идеально расчищенным, правда нешироким – две машины с трудом разъедутся.

ЖИТИЕ НА ГНИЛОМ БОЛОТЕ
После недельной работы людей и снегоходов в экстремальных условиях, и тем и другим требовался отдых. Его удалось реализовать в селе Няксимволь, благодаря душевному отношению главы администрации Татьяны Волковой, разместившей нас в гостевой комнате при здании администрации. Няксимволь был основан в 20-х годах прошлого века как оседлое поселение оленеводов. Сегодня в селе оленей нет, как и работы, разве что в бюджетных заведениях: школе, больнице, администрации, детском садике, котельной. Люди, а их осталось чуть более 600 человек, занимаются естественными промыслами – охотой, рыбалкой, в сезон собирают грибы и ягоды. Хотя название поселка в переводе с мансийского звучит не очень пафосно («грязный плес» или «гнилое болото»), дома опрятные, между ними проложены досчатые тротуары. Летом сюда попасть можно только на лодке по Северной Сосьве, либо вертолетом, летающим 2 раза в неделю. Билеты надо заказывать заранее, квота на рейс – 4 места. Из-за трудностей попасть на Большую Землю большинство жителей всю жизнь провели в поселке и нигде не были. Оживляется поселок лишь зимой, когда открываются зимники и осуществляется завоз ГСМ и продуктов.
Выделяются здание администрации с огромными тарелками антенн и 2-этажная кирпичная школа со светлыми классами и новой мебелью. Именно из школы удалось выйти в интернет. Спасибо директору Татьяне Сагандуковой. К нашим снегоходам было усиленное внимание – ведь на каждые 10 человек (включая стариков и детей) приходится один «Буран», других моделей здесь не видели. На снегоходах зимой осуществляются практически все перевозки – вода, дрова, продукты. Да и просто в магазин или в гости пешком не ходят…Отношение к нам крайне благожелательное, Александр Монин предоставил теплый гараж для обслуживания снегоходов, протопил русскую баню. Но не все складывалось так гладко и пушисто – на третий день пребывания, когда все в поселке, до последнего алкаша знали о нас, начались кражи. Чтобы обезопасить себя от дальнейшей убыли имущества, в последнюю ночь все вещи затащили в коридор администрации, и пустые сани придавили снегоходом.

ПО ПРИПОЛЯРНОМУ УРАЛУ
Мы покинули Някимволь и до новенького поселка газовиков Хулимсунт доехали по зимнику в два счета. Встреча с газопроводной трассой, только теперь поехали по ней в обратную сторону – на запад. До поселка Приполярный отсыпано 100 км гравийки – для машин это благо, нам же пришлось расплачиваться стертыми склизами, поскольку на солнце дорога изрядно протаяла. Меняли, съехав с дороги на зимник, ведущий в Саранпауль. К счастью, здесь оказался вагончик, и мы в нем достаточно комфортабельно переночевали. Были бы вообще два номера «люкс», но кто-то вывез печки, и отапливаться, а заодно готовить еду пришлось на примусе. Зимник на Саранпауль протяженностью 150 км оказался в прекрасном состоянии, на нем встретилось две машины и один … автостопщик. Им оказался пенсионер Петрович из Миасса, который скитается по северу, собирая информацию о дорогах и инфраструктуре, а затем предлагает свои услуги в организации пробегов.
Поселок Саранпауль, с населением более 2500 человек, оказался бойким местом, с современными каменными домами и оживленным движением по улицам. Причем число ездящих снегоходов и автомобилей примерно одинаковое. Еще удивило две вещи: надпись на такси «Везде за 40 руб.» (в Москве за такую сумму и в машину не посадят) и отсутствие номерных знаков на большинстве автомобилей. Видно, что ГАИ не жалует автовладельцев своим вниманием…Здесь нас встречал местный предприниматель, активист снегоходного движения Усик Маркосян, которого знает, наверное, весь Приполярный Урал. Уже третий год Усик проводит своеобразный фестиваль сноуэкстремальщиков. Вот теперь приехали и мы…
В поселке Саранпауль, что у подножья гор Приполярного Урала, мы своим видом никого не удивляли: здесь собралось более двух десятков таких же экстремалов, чтобы вместе поехать высоко в горы. Для нас же это было последним серьезным испытанием перед ездой по зимникам к финишу – столице Ямала городу Салехард.

ЭКСТРИМ У «СТАРИКА»
В самом поселке Саранпауль гор почти не видно – они где-то у горизонта. И лишь через полсотни километров по гладко чищенной дороге местность меняется и появляются белые пики. После 60 км у современных корпусов горного комбината расчищенный путь заканчивается, далее еще 30 км по «буранке» к домикам рудника Неройка. Название соответствует имени близлежащей горы, и переводится как «Старик».
Сам рудник, дававший стране уголь, а точнее, кварцевую руду, существовал до середины 90-х, потом в лихие годы оставленный без охраны, был подчищен предприимчивыми людьми. Сейчас в поселке живут сторожи и сдают балки и пустующие дома любителям экстремального отдыха или рыбалки.
У горы Неройка собрались фанаты-экстремальщики на снегоходах, преодолевшие путь в 700 км из Югорска во главе с Виктором Заволыпиным. Сами же участники приехали из разных городов: Москвы, Нижнего Тагила, Ижевска, Чайковского и даже Днепропетровска. В основном все эти люди в прошлом работали на Приполярном Урале в геологических партиях или «Газпроме» и, даже когда уехали домой, здешняя природа их притягивала.
Однако погода в горы не пускала: шел мокрый снег и не было видимости. Поэтому основные выезды перенеслись на два последующие дня. Наша группа разделилась – на сложную часть пошел Аркадий на «Патруле», поскольку его гусеница ставила его вровень с подготовленными снегоходами других производителей. Остальная часть поехала на видовую съемку окрестностей рудника.

БЕГСТВО ОТ ВЕСНЫ
От Саранпауля по зимнику, проложенному через тайгу, без особых проблем дошли до поселка Сосьва. Остановись у чудесного человека Василия Зорина, которого нам рекомендовал Виктор Заволыпин. Василий помог с заправкой (местная АЗС работала только до 16 часов) и принял дома, как давних знакомых.
Выехали утром еще затемно, и это позволило пройти до Игрима, а к вечеру и до райцентра Березово. И путь (260 км) этот не был легким: большей частью зимник начал протаивать или был изрезан глубокими колеями от «Уралов». Местами поверх льда текла вода, но больше беспокойства доставляла земля – ведь она стачивала пластиковые склизы в подвеске гусеницы и продирала накладки лыж.

ЕЗДА В «МОЛОКЕ»
Березово является одним из старейших городов Сибири, здесь наш приезд не остался незамеченным. Хотя городок очень цивильный, с большим числом свежих иномарок, к снегоходам отношение особое. Ведь большинство мужского населения активно их использует по хозяйству, для охоты и рыбалки. Поэтому новые машины, особенно отечественные, интересны всем. Хотя большинство считает, что «Бурану» нет альтернативы, тем не менее иномарки проникают и сюда, основными конкурентами являются Yamaha VK540 III, Lynx 550 Army.
От Березова зимник на Салехард пошел строго на север, его состояние радикально изменилось – ни земли, ни проталин. Но после деревни Теги, что на границе Ханты-Мансийской АО и Ямала, зимник сузился, местами появились продавленные колеи. А к вечеру началась метель, и к перечню дорожных впечатлений добавились переметы и плохая видимость. Заночевали в поселке Азовы, где глава администрации Ольга Жирнакова разместила в комнате для командированных.
Утром туча со снеговым зарядом ушла вперед, оставив нам «молоко» – какой-то туман, в котором трудно различать края и неровности дороги – все сливается в белый цвет.
В селе Мужи расположена единственная АЗС на 500-км прогоне от Березова до Салехарда. Здесь встретили интересного человека Сергея Попова, который участвовал в экспедиции 2002 года на снегоходах «Тайга» от границы с Казахстаном до севера Ямала.
После Мужей все больше машин стало попадаться на зимнике. Одна из причин – проводившийся День рыбака, где в условленных местах проводились соревнования по рыбной ловле.
Постепенно пойма Оби, вдоль которой проложен зимник, стала все больше расширяться, другого берега почти не было видно. Показалась характерная возвышенность, на которой стоит город Салехард. Путешествие окончено, пробег головной машины превысил 4000 км, а время в пути – 38 дней. Испытание техники закончено, и очень хочется верить в то, что «Русская механика» примет к сведению все вскрывшиеся дефекты. Но главное – техника дошла до финиша!
 

Истории читателей

НАШИ ПРОЕКТЫ

Red Sleds Racing

День Квадроциклиста

 

Телефон редакции

(812) 363-47-84

Все права защищены и охраняются законом © 2007 ИД "Автомедиа"
Перепечатка материалов RedSleds.ru разрешается только с письменного разрешения редакции при обязательной установке активной гиперссылки на сайт redsleds.ru рядом с опубликованным материалом, для печатных изданий — с формулировкой "по материалам журнала RedSleds.ru"

Свидетельство о регистрации ПИ №ФС2-8439 от 12 января 2007 года