КАЛЕНДАРЬ СОБЫТИЙ
« Июнь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
29 30 31 1 2 3 4
 
5 6 7 8
 
 
9 10
 
11
12 13 14 15 16 17
 
18
19 20 21 22 23
 
24
 
25
26 27 28 29 30 1 2
Выставки и фестивали Соревнования
добавить событие
СООБЩЕСТВО
ИНТЕРАКТИВ
ГОЛОСОВАНИЕ
Как вы готовите технику к сезону?

Деревенский батюшка и его CиФкa-бурка

Когда после восстановления из руин двух храмов в костромской глубинке на Пасху Христову 2007 года пришел указ о назначении меня настоятелем Свято-Воскресенского храма с. Нероново, я глубоко призадумался. Помимо невеселого названия деревни (как известно, римский император Нерон жег христиан живьем), до храма нужно было идти непроходимыми лесами около 6 километров пешком или более 18 километров полями, оврагами и болотами на тракторе, которого у меня не было.

С Божьей помощью эти проблемы вскоре разрешились. Как оказалось, деревня в костромских лесах была названа не в честь римского императора, а по поводу очень неровной (поначалу Неровново), овражистой местности, где она располагалась. А для преодоления бездорожья был куплен квадроцикл.
Денег, которые дали друзья, хватило  только на квадроцикл, китайский, да и то в рассрочку. Дилер, ее предоставивший, клялся, что этот CFMOTO только с виду китайский, а внутри все Made in Japan, что он прямая реплика Grizzly, ничуть не хуже, а даже в чем-то лучше его!?
Так или иначе, я стал счастливым обладателем новенького камуфляжного  квадроцикла, который, сверкая габаритами, зеркалами и литыми дисками, выкатился из фуры на мой деревенский двор.
«Сиф-мото» – прочел я пластиковую наклейку на боку… Как-то неблагозвучно звучит, по-английски… А назову-ка я его «Сифка» по аналогии с
той сказочной Сивкой-буркой, тем более что квадроцикл в моем понимании – это своеобразная современная лошадь деревенского батюшки (он у меня и дрова возит, и стройматериалы).
На следующий день, освятив по специальному чину своего юго-восточного друга, я бодро помчался в сторону лесного храма. Железный конь оказался на редкость хорош, менее чем через час я уже был на святом месте и отслужил благодарственный молебен.
Правда, поначалу я от ужаса закрывал глаза перед каждым бродом, болотом и лесовозной колеей, наполненной жидкой глиной и грязью. Два-три раза за один проход доставал лебедку. Затем глаза потихоньку приоткрывались и с радостью наблюдали выдающиеся возможности чудо-техники.  
Постепенно я дерзнул посещать и другие, более отдаленные, но – увы – заброшенные храмы. Там молился, служил молебны о том, чтобы Господь помог нам восстановить все храмы на Руси и передать эти древние святыни потомкам.
Мои поездки на квадроцикле становились все длиннее, а дни перед наступлением зимы все короче. Выпал первый снег…
Как-то раз, отслужив молебен в своем лесном храме, я вспомнил, что заядлый путешественник и мой друг Андрей Бабанов рассказывал мне об одном храме в селе Раменье, который возвышается над местностью на сотню метров, и что с него видны огромные просторы… Это, наверное, особый храм, – подумал я и, хотя было уже послеобеденное время, пустился в путь.
Путешествие в одиночку, особенно на китайском квадроцикле, особенно по нашим диким лесам, где водятся в изобилии безобидные лоси и кабаны, а также сопровождающие их совсем не безобидные медведи, волки и пьяные браконьеры, – всегда экстрим. Об этом мне неоднократно говорили друзья, об этом задумывался и сам. Поначалу даже возил с собой небольшой короткостволь-
ный автомат.
Но что поделать, если я люблю природу, храмы, кататься на квадроцикле в конце концов, а друзья выбираются так редко, да одному и лучше молиться…
Итак, я собрался… Горючего почти полный бак. Правда на приемнике GPS садятся батарейки, зато у меня есть провод питания от прикуривателя. Немного спускает правое колесо, зато у меня есть компрессор в кофре. Отказал генератор – привязал к багажнику автомобильный аккумулятор, уложил его в целлофановый пакет и вывел провода…
Проедусь, думаю, дотемна, разомнусь, а в сумерках – домой. Свет у квадроцикла хороший (так я думал до тех пор, пока болотная жижа не проникла в одну из блокфар – теперь квадр одноглазый). Но… человек предполагает, а Бог располагает.
Я никогда не искал легких дорог, а искал новые пути. Поэтому прямо на месте стал пробивать свой маршрут. И не прогадал. Места дичайшие и красивейшие. И это всего в 500 километрах от Москвы. Такая глушь… пару раз «лебедился», но все больше по неопытности. Когда выскочил на старую дореволюционную дорогу, которая сейчас используется только охотниками, дал газу.
Под колесами на лужах с треском лопался лед, кругом мелькали скалы, косогоры, деревья в красных и желтых листьях. Проехал несколько ручьев и речушек. Красота неописуемая. Дух захватывает…
Раменье оказалось на 20 километров дальше, чем я думал. С опаской поглядываю на электронную  шкалу датчика топлива. Он показывал полбака. Теоретически бензина должно хватить и даже остаться, но на душе почему-то было неспокойно. Сумерки сгущались, пошел мокрый и тяжелый снег.
Полчаса ушло на осмотр этого замечательного по красоте места и молебен в храме. После этого я быстро прыгнул на квадроцикл, включил свет и понесся назад. Дорога вроде известная, на прямиках «поливаю» по полной. И вдруг фары вырывают из тьмы пред самой моей шеей толстенькую такую березку, которой я любовался днем как белой аркой над дорогой. Я упал на бак и скользнул по его боковине, что-то затрещало над головой. Выпрямился – из руля уныло торчал железный обломок правого зеркала.
К этой маленькой проблеме прибавилась неприятность большая. Из бака с молниеносной быстротой исчезало горючее. Каждые пять километров съедали по одной риске на дисплее. Поначалу я даже подумал, что пробит бензопровод. Снял седло, прощупал все магистрали. Все сухо. Сел, поехал дальше… Вдруг одна мысль пронзила меня, словно молния. Неужели эти верные последователи Мао Цзэдуна разместили датчик топлива в одном из карманов бака, через который проходил хребет стальной рамы, и не сделали на это поправку?
Я начинал нервничать, шел снег, было темно вокруг, одежда отчасти промокла, наваливалась  усталость. И тут я сделал большую навигационную ошибку, основанную на большом, но беспочвенном самомнении. Правая ровная дорожка, как я предполагал, должна была вывести меня на поле недалеко от моего лесного храма, а значит, мне не надо опять пробиваться через лес. И я «дунул» по этой «хорошей» дорожке, километров 10, форсировал две реки, окончательно устал и достал навигатор. А достал я его слишком поздно. Эту процедуру надо было проделать намного раньше, а так я уехал в сторону нежилых деревень. Навигатор сожрал почти весь заряд батареек. Подключил шнур, проехал назад 10 километров и опять форсировал те же две реки. Поехал по старой дороге. Бензин кончался. Куда эта дорога идет, я не знал, карты не было, а навигатор ничего толкового не показывал. Еле-еле нашел старый заход в лес.
И тут я «обсох». Бензин кончился. Двигатель заглох. Наступила тьма. Погрузиться во тьму холодной сырой ноябрьской ночью где-то посреди костромских лесов и болот – ощущение не из самых приятных. Воспоминание о том, что небольшая стая волков намедни
съела собаку у соседа-охотника, только добавило остроты этих ощущений.
И меня, как первобытного человека, окруженного со всех сторон опасностями и тревогами, потянуло добыть огонь. Я сразу вспомнил о старой и надежной зажигалке «Zippo»,
постоянно прописанной в кармане походной куртки. Священники не курят и поэтому последний раз я ее доставал примерно полгода назад – бензин из нее давно испарился. В баке бензина тоже не было. А может осталась хоть капелька?  Не теряя надежды, я вытащил из «Zippo» вкладыш с ваткой, привязал его на веревочку наподобие рыболовного крючка и стал обыскивать им каждый уголок внутренности бака. Хотя из открытой горловины разило
бензином, долгожданных всплесков и бульканий не было слышно. Стал качать квадроцикл с боку на бок и… все-таки что-то открылось, откуда-то вытекла та самая капля бензина, которую я искал. Поблагодарив Господа Бога и всех Святых, я долго с умилением смотрел на вспыхнувший яркий огонек.
Теперь, когда огонь у меня был и стало спокойнее на душе – надо было решать: что делать? Разводить костер и ждать утра, а затем идти к какому-то жилью или идти в сторону дома прямо сейчас.
Развести костер в мокром ночном лесу – это целое искусство, которым я не владел. Искать во тьме сырые дрова можно только на ощупь. Жечь резиновые покрышки квадроцикла по 6 тысяч рублей за штуку – тоже жалко, да и как их поджечь? Прикинув, что до большой дороги в сторону дома осталось километров 25-30, я решился идти пешком. Кроме заправленной зажигалки, я взял с собой навигатор GPS, теле-
фон, нож и топор, чтобы в случае чего отгонять от себя медведей и волков!
Так началось мое путешествие по ночному лесу. Мне повезло, что накануне выпал снег – дорога, по которой я ехал, была видна, но двигаться вдоль нее было невозможно, так как невидимые ветви черных кустарников и деревьев пытались выколоть глаза. По дороге (той самой, по которой квадроцикл несся со скоростью 30 км в час) пройти можно было с великим трудом: ноги вязли в глине, которая буквально срывала мокрые бахилы с ног, обувь скользила по склонам дороги. Редко мне удавалось пройти метров 100 без падения в смесь мокрого снега с липучей глиной. Через несколько таких кувырков, а также после преодоления больших луж и малых речек китайский охотничий костюм превратился в почти неподъемную ношу. Только куртка весила около 15 кг, а снегоходные перчатки, единственная «фирма», которую я мог позволить в своем обмундировании, стали, благодаря встроенной в них микрофибре, напоминать
мне детские шарики с налитой в них водой.
Если к этому добавить, что ко времени, когда кончился бензин, у меня почти иссякли и физические силы, то понятно, что легкое приключение превратилось в экстрим.
Но молитва и осознание того, что с каждым нелегким шагом я приближаюсь к дому, давали мне силы. Когда сильно уставал, падал просто на траву боком, ел снег и молодые побеги елок. Перчатки и топор пришлось бросить, потому что не было сил их нести. Место выброса засек на GPS. Я хотел бы сбросить и куртку, но без нее было очень холодно.
В детстве, будучи ребенком, я мечтал пройти на лыжах до  Северного и Южного полюса, мало задумываясь над тем, какие нагрузки переживают люди в экстремальных обстоятельствах. Теперь Господь дал мне прочувствовать это на себе. Когда совершенно нет сил подняться, а ты встаешь с молитвой сначала на колени, затем, опираясь руками, в полный рост и, пошатываясь, тупо идешь, идешь… Шаг за шагом. И только молитва всегда на устах.
Самая краткая и сильная молитва в православии звучит так: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня грешного», и поэтому, она называется Иисусовой, а когда совсем устанешь, от этой молитвы остается только: «Господи, помилуй!»
Вот этой молитвой я все время и молился, она меня поднимала и вела. У меня ни разу не было сомнения в том, что я дойду, что у меня хватит сил. А крепость духа в таких ситуациях – это самое главное.
Бог никогда не торопится и никогда не опаздывает, а мы должны Богу подражать. «Ничего-ничего, дойдем потихоньку», – говорил я сам себе.
Как только заходишь в черный ночной лес, он пугает тебя своими скрипами, стонами и вздохами, зрение и слух обостряются до предела. Через 5 километров месения глины ногами, ты это перестаешь замечать. Через 10 километров не замечаешь ничего, кроме направления, по которому движешься.
Кстати о направлении. Батарейки в навигаторе GPS на холоде катастрофически быстро садились. И хотя у меня всегда был их запасной комплект, он тоже оказался китайским. Навигатор приходилось периодически выключать, а через 2-3 километра включать снова, чтобы сориентироваться. Большим утешением для меня стала поддержка родных, с которыми я связывался по мобильному телефону, выходя на бугорки и опушки леса. Связь была плохая, батарейки на телефоне от холода тоже садились, помочь мне ближние физически ничем не могли, но их молитва и переживания спасли меня. Любовь творит чудеса.
Через шесть с лишним часов, далеко за полночь я вышел, вернее выполз на большую дорогу. Последние сотни метров меня, как раненого партизана, тащил на себе сын.
Целый день я почти не вставал с кровати – отлеживался. А еще через день мы с охотниками поехали выручать квадроцикл. Приняв в утробу 10 литров бензина, которых мне не хватило до «большой земли», он радостно завелся и резво ускакал по бездорожью от егерского уазика. А охотник Николаич только качал головой и говорил: « Так ты, батюшка, эту свою штуковину  оставил как раз на краю поля, где мы сеем овес да медведей прикармливаем».

Конец и Слава Богу!

Истории читателей

НАШИ ПРОЕКТЫ

Red Sleds Racing

День Квадроциклиста

 

Телефон редакции

(812) 363-47-84

Все права защищены и охраняются законом © 2007 ИД "Автомедиа"
Перепечатка материалов RedSleds.ru разрешается только с письменного разрешения редакции при обязательной установке активной гиперссылки на сайт redsleds.ru рядом с опубликованным материалом, для печатных изданий — с формулировкой "по материалам журнала RedSleds.ru"

Свидетельство о регистрации ПИ №ФС2-8439 от 12 января 2007 года